Selyam
 
Ваш Email:
Пароль:
 Запомнить меня

Регистрация /Забыли пароль?
Свадьба среди развалин

Гость нашей рубрики «Свадебная мозаика» — декан инженерно-технологического факультета Крымского инженерно-педагогического университета, профессор Умер Абдулгазис. Так распорядилась судьба, что свадьбе Умер-бея сопутствовало газлийско-бухарское землетрясение 1977 года и ее последствия. Свадьба, запланированная в начале года, состоялась знойным бухарским летом, но последствия природной стихии и причуды властей отразились на ней сполна.

Умер Абдулгазис  с  супругой  Эльмирой.

Умер Абдулгазис с супругой Эльмирой,1977 г.

Рассказывает Умер Абдулгазис:

— У меня, уроженца города Бухары (оазис в пустыне), уже в школьные годы зародилась мечта стать корабелом. Мечта была обоснованной. У меня были серьезные достижения по судо моделированию. Но судьба-владыка распорядилась по-своему. Кораблестроительные институты, имея привилегии, оказывается, осуществляли прием абитуриентов на месяц раньше. Этого я не знал, а потому опоздал. И это определило во многом мою судьбу. В Андижане поступил на факультет механизации, там же встретил андижанку, будущую жену — Эльмиру.
После окончания института, естественно, служба в армии. Других помыслов в то время у молодежи не было. Ну а после службы, также естественно, подготовка к свадьбе. И опять сказала свое слово судьба-владыка. Грянуло газлийское (бухарское) землетрясение. И не шуточное. Сей-смостанции, заложенные под фундаменты архитектурных памятников города, зашкаливали. Остро стал вопрос сноса домов нашего района, а следовательно, и отселения и получения квартиры в экстренно построенных многоэтажках. Отложить свадьбу — значит оставить будущую семью без отдельной квартиры. Узнать о вероятной дате сноса домов в горисполкоме не удалось, держали почему-то в секрете. Попытались ускорить свадьбу и угодили. Угодили настолько точно, что выехав из Бухары в Андижан (около 1000 км), на свадьбу на стороне невесты во вторник (свадьба в четверг), вернулись через три дня к бульдозерно-экскаваторному шабашу. Нашей и соседней улицы уже не было. Отцу удалось задержать снос нашего старого дома и построенного во дворе нового. В новый дом только однажды вошли люди на молебен (той дуасы).Разница во времени в 6-7 часов между прибытием из Андижана поезда со сватьями и невестой, и возвращением брата — Сервера с другом Анваром на «Волге» позволила им грейдером расчистить и полить проезд к одиноко стоящим домам с накрытыми во дворе столами.
И даже в этих, как сейчас принято говорить, форс-мажорных обстоятельствах наша свадьба состоялась согласно традициям, украшенная исключительно фольклорными обрядами и музыкой. И дорогу к свадебному кортежу перекрывали хлебом-солью, и Коран, привезенный родственниками невесты, «выкупали». Наши адеты (обычаи) почитаемы в народе, также как и наша религия. Пользуясь случаем, несколько слов хочу сказать о музыкальном сопровождении крымскотатарских свадеб. Наша фольклорная музыка сохранилась в депортации во многом благодаря свадебным музыкантам. В большинстве своем это были «самородки», многие даже не знали нотной грамоты, но сохранили, донесли фольклор до наших дней во всей его красе и величии. Не будем забывать о том, что именно свадьбы были тем местом, где народ, будучи в депортации, мог легально собираться, ощущать свое единство.
В те годы играли «вживую», без усилителей, не оглушая застолье синтетической эрзац-музыкой. Музыка была фоном свадьбы, а не, как в наше время, ее звуковым «насильником». Имитация электронными синтезаторами народных инструментов поначалу, в 1980-е годы, стала привлекательней, но это увлечение было временным. Народ всегда ценил и ценит живой голос, звуки реальных народных инструментов, а не децибелы и не естественные для уха частоты, сотрясающие мебель и внутренние органы гостей свадьбы.
Всякая мода имеет свойство проходить, уходят и эрзац-инструменты, вновь начинает цениться живое исполнение фольклорной крымскотатарской музыки, богатой и красивой. Провожая в новую жизнь молодую пару, нельзя пускать свадьбу на самотек, превращать ее в дискотеку в угоду блатному «шансону».
Восхищаюсь нашей народной музыкой, грацией наших народных танцев, вобравших в себя красоту гор и степей Крыма, отражающих характер народа, тонкости его миропонимания. Ведь мужская «хайтарма» — это танец — полет орла, женская — это грация и целомудрие орлицы.
Считаю, что на наших свадьбах должно преобладать народное, и вовсе нет там места танцам «голопупых» из восточных борделей.
В свадебных нарядах жениха и невесты хотелось бы видеть элементы национального костюма. Вот на что стоит тратить многие тысячи гри-вень, а не на безликие, неуместно-эротические одеяния.
И еще о важном. Как все мы понимаем, свадьба — это не просто накрыть столы, а дальше, кто во что горазд. Хорошо чувствуешь себя на свадьбе, которая незаметно, ненавязчиво режиссируется, идет по обдуманному сценарию. Молодых, непременно, следует поздравлять старшим, красноречиво, не шаблонно, содержательно. Поздравлять с хорошим знанием родного языка, со смыслом! Поздравлять так, чтобы молодые прониклись сказанным, почувствовали ответственность за будущее создаваемой семьи, чтобы собственная свадьба запомнилась им не как разухабистая дискотека, а как день создания их семьи, крымскотатарской семьи.

Источник: Голос Крыма
Автор: Гульнара Усеинова

News maker www.selyam.com
2011-01-28 21:03:09
Раздел: Общество

Разделы

Здоровье
История
Культура
Музыка
Образование
Общество
Политика
Разное
Сельское хозяйство
События
Спорт
Строительство
Экономика


На главную | О проекте | Правила | Помощь
Copyright © 2009-2019  www.selyam.com